Андрей Смирнов
Время чтения: ~9 мин.
Просмотров: 0

Почему безымянный палец и мизинец «работают» совместно?

<theq>Рома Ажгихинапрель 2015.11336<theq><theq>Медицина<theq>Тело<theq>Здоровье</theq></theq></theq></theq><theq>» class=»question__header-menu»></theq><theq>Ответить<theq>Ответить<theq>1Комментировать<theq> Подписаться7</theq></theq></theq></theq></theq>2 ответа<theq><theq>Alex Novikov4 года назадТелепродюсер<qml>

Надеюсь, на этот вопрос вскоре ответит человек с профильным образованием.

Если поверхностно: это связано с тем, что сгибание пальцев осуществляется благодаря сразу трем наборам мышц-разгибателей. Обычно безымянный палец не имеет собственной мышцы-разгибателя, поэтому он разгибается вместе с мизинцем. Однако встречаются люди, у которых индивидуальные мышцы-разгибатели безымянного пальца все же есть, чуть чаще встречаются люди с индивидуальной мышцей-сгибателем среднего пальца.

Проведите простой эксперимент: сожмите пальцы в кулак и разгибайте попеременно мизинец, безымянный и средний пальцы. Вполне возможно, что вы — человек с исключительными способностями 🙂

</qml>ДРУГИЕ ОТВЕТЫ АВТОРАО каких своих пристрастиях/привычках/желаниях вы стесняетесь говорить своим родным и друзьям (и не только им)?Как проверяют геев на призывной комиссии?Что самое странное вам рекомендовали врачи?<theq>2</theq><theq>» class=»answer__menu»></theq></theq></theq><theq><theq>Andrew Sidenkov4 года назадHead medical officerАВТОР ВОПРОСА ОДОБРИЛ ЭТОТ ОТВЕТ<qml>

Что происходит? Человеческая кисть имеет очень сложное анатомическое строение. Мышца-разгибатель (экстензор) разгибает или выпрямляет палец при сокращении, мышца-сгибатель (флексор) сгибает его. Для разгибания одного пальца требуется одновременное сокращение соответствующего разгибателя и расслабление сгибателей данного пальца, а сокращение сгибателей всех остальных пальцев не дает им сдвигаться с места.

У большого, указательного пальцев и мизинца этот процесс происходит довольно просто, поскольку у каждого есть собственная мышца-разгибатель. Однако у среднего и безымянного пальцев экстензор общий. При попытке разогнуть безымянный палец сгибатель среднего пальца сокращается, как и положено, и надежно пригвождает к месту средний палец, который затем безуспешно пытается сдвинуть общий разгибатель. Попробуйте поднять средний и безымянный пальцы вместе, как одно целое, и вы убедитесь, что это очень просто, если движения не сковывает средний палец.

</qml><theq>» class=»answer__menu»></theq></theq></theq><theq>Ответить</theq>Рейтинг вопросов за день<theq>1Зачем людям нужны отношения? И нужны ли они действительно каждому ?<theq>2Посоветуйте что-нибудь почитать из фэнтези ( кроме Поттерианы и Толкина )?<theq>3Почему сейчас столько нытиков? Сыты, одеты, не обязаны вкалывать с утра до вечера, имеют всё необходимое, живут в полном возможностей мире и при этом постоянно жалуются на жизнь?<theq>4Как и когда вы поняли, что ваша любовь к вашему вузу отнюдь не взаимна?<theq>5Что бы вы выбрали: любовь или богатство?</theq></theq></theq></theq></theq>

Таолу: что скрывается за движением?

Ключевым моментом тренировки во всякой школе ушу является изучение комплексов формальных движений — тао, или таолу. В каждом стиле существует свой канонический набор таолу, например, в классическом шаолиньцюань их было несколько сот, в синъицюанъ — пять-шесть, в тайцзицюань и багуачжан — по одному. Дело, естественно, заключается не в количестве комплексов, а в самой возможности реализации внутренних принципов ушу через особую геометрию движений.

В комплексах изучаются не просто комбинации приемов, как полагают многие, но определенные принципы (ли), лежащие в основе стиля, в том числе и принципы энергетической работы, умения направить ци и внутреннее усилие-цзин в ту или иную точку тела. Естественно, здесь не играют большой роли количество движений, их амплитуда, скорость или резкость. Важно другое — насколько полно комплекс соответствует внутренним принципам стиля. «Истинный мастер может проявить себя и на пятачке, где уляжется корова», — говорят в ушу. Комплексы в традиционных стилях ушу формировались веками, постепенно находя идеальное равновесие между внешним выполнением движения и внутренней регуляцией циркуляции ци. Отсюда нетрудно понять, почему практически невозможно самому создать «истинный» комплекс ушу, — можно лишь просто механически сложить движения вместе, превратив отработку таолу в простое физическое упражнение, а не в форму активной медитации.

Внешний вид комплексов мог существенно разниться. Например, в шаолиньцюань существует правило «одной линии» (исянь), когда боец во время выполнения комплекса передвигается по прямой лишь с небольшими отклонениями в стороны. С другой стороны, траектория передвижений в южных школах, подражательных стилям животных, в стилях «Пьяный кулак», «Потерянный след», столь запутанна, изобилует таким количеством разворотов и изменений направления движения под самыми неожиданными углами, что лишь на запоминание таких комплексов могут уходить долгие месяцы. Здесь и «шаги сливового цветка» — передвижения по пятиугольнику, «шаги дракона» — передвижения по серпантину, будто дракон волочит свой хвост, «дуговые передвижения» — передвижения по пологой дуге вперед и назад, «шаги змеи» — передвижения с вращением всего тела, «шаги по девяти дворцам» — передвижения по многоугольнику. В последнем случае во время тренировки на земле рисовался огромный квадрат, разбитый на девять квадратов поменьше, что, по представлениям древних китайцев, соответствует архитектонике самого Неба. Кстати, такие же «девять дворцов» существуют и в нижнем киноварном поле человека, где пестуется пилюля бессмертия, и даже в голове, в верхнем киноварном поле, где рождается высшая духовная субстанция — шэнь.

Комплекс с боевыми граблями

Обычно передвижения в таолу соответствовали развертыванию небесных соответствий на земле, автором которых является сам человек. Например, в стиле багуачжан боец передвигается по девяти кругам, повторяющим схему «девяти дворцов», при этом в общем плане сама траектория передвижений рисовала на земле схему Тайцзи — Великого предела.

Обратим внимание: здесь понятие «форма» — это не просто вещь, которую можно осязать или видеть, но особая граница между сферой небесных образов, фактически — прообразов всего видимого мира, и сферой мира вещного, материального. Отсюда же и знаменитое выражение о необходимости «прозрения доподлинной формы», что означает понимание предела развития обеих сфер, когда одна переходит в другую, образы трансформируются в вещи, а вещи без разрушения уходят в свое предсостояние. Здесь — обретение истинной формы, то есть формализация ведет к определению предела, к самому Тайцзи, где каждое понятие не просто абсолютно тождественно своей противоположности, но оно парадоксальным образом и есть эта противоположность, когда «истинный удар — отсутствие удара», «великая белизна — темна», «великий звук не услышишь», «великая музыка — беззвучна».

Теперь нетрудно понять, почему форма — это лик, отражение Дао. Именно поэтому в ушу внешней форме придается столь большое значение, когда ученик годами может овладевать десятком движений. Ясно, что овладевает он не столько самим движением, сколько его «небесным прообразом».

Тренировка в ушу обычно начинается с овладения базовыми упражнениями — цзибэньгун, которые могут включать в себя простейшие махи ногами, растяжки, передвижения, несложные удары, стойки и т. д. Все их принято сводить к «пяти методам», или «пяти способам» (уфа), которые в сочетании и дают корректную реализацию внешней формы приемов. Это работа руками (удары и блоки), работа ногами (удары, подставки), движения корпусом, стойки и передвижения, способы взгляда.

Обычно наибольшее внимание новички уделяют именно ударам и блокам, и мало кто знает, что истинный знаток боевых искусств определяется по движениям корпуса и способам взгляда. Считается, что именно эти две составляющие свидетельствуют о знании энергетических основ ушу. Скажем, движения корпусом — это отнюдь не просто гибкость или подвижность тела, но особое умение направить ток ци в нужную точку, что в определенной степени похоже на йогические асаны. Существуют стили, где большая часть работы приходится именно на движения корпусом — скручивания, развороты, различные вращения, наклоны, нырки, легкие подрагивания, откидывания корпуса назад. Таковы, например, стили «Пьяный кулак» (цзуйцюань), змеи (шэцюань), обезьяны (хоуцюань). Крайне важна работа корпусом и в упражнениях с оружием, не случайно китайцы говорят, что «меч держат рукой, вращают поясницей, а укол наносят всем телом».

Корпус является своеобразным передаточным звеном внутреннего усилия, характерно, что в ряде стилей его называют «срединным сочленением», уподобляя корпус могучему стволу древа, связывающему воедино влагопитающие корни и цветущие ветви.

Способ взгляда — один из самых сложных элементов в искусстве ушу. Обычно он включает в себя две составляющие — направление и выражение. Например, взгляд может быть направлен на ударную конечность (это обычно делается во время выполнения комплексов) или в сторону удара. В тайцзицюань взгляд всегда следит за «наполненной» рукой, выполняющей основное движение, и тем самым как бы передает ей волевой импульс, не случайно зачастую китайцы говорят о некоем «духе глаз» (янь-шэнь), который наполняет то пространство, на которое направлен взгляд бойца.

Необходимо научиться и играть выражением взгляда. Он может быть спокойным, грозным, гневным или даже растерянным, как, например, в стиле «Пьяный кулак». В синъицюань важнейшим способом воздействия на противника является «отравленный взгляд» (дуянь). Большим знатоком искусства «отравленного взгляда» был великий Сунь Лутан, который лишь одним своим взглядом приковывал противника к месту. Другой мастер синъицюань, Ли Лонэн, «отравленным взглядом» вызывал такую нестерпимую боль у своих соперников, что они валились на землю от боли во всем теле.

В некоторых стилях могли основной упор в тренировках делать именно на отработку особого типа взгляда, причем сами способы держались в строгом секрете. Например, в провинции Хунань в XVII веке на стыке синъицюань, шаолиньского стиля пяти животных, стиля орла и стиля журавля родился стиль горного орла. В этом стиле внутренняя энергетическая работа превалировала над чисто внешней имитацией движений орла, например, особыми упражнениями следовало вскармливать «Прежденебесное ци» и «Посленебесный дух», что в конечном счете должно было «укрепить кости и подарить долголетие». Но основное внимание здесь уделялось «духу взгляда» — «орлиный взгляд» должен был заставить противника в страхе броситься бежать. Сам же боец, когда перед его лицом размахивали мечом или даже кололи в голову пикой, не имел права не только измениться в лице, но даже моргнуть. Естественно, что такой выдержке и искусству взгляда обучались годами. Например, ученики часами смотрели на зажженную свечку не моргая, а вглядываясь в даль, пытались рассмотреть мельчайшие детали у отдаленных объектов; особым образом учились переводить взор из стороны в сторону, не поворачивая головы.

Поделитесь на страничке

Следующая глава

Используемые источники:

  • https://thequestion.ru/questions/3248/answer-anchor/answer/33265
  • https://self.wikireading.ru/13980

Рейтинг автора
5
Подборку подготовил
Андрей Ульянов
Наш эксперт
Написано статей
168
Ссылка на основную публикацию
Похожие публикации